ORT iJET Challenge

Блог создан в рамках конкурса ORT iJET Challenge 2011 (ijet.ort.org). Сообщения в блоге написаны на основе исторических фактов, взятых из открытых источников, но могут содержать размышления, выводы и предположения, сделанные участниками конкурса от лица исторической личности, но не принадлежащие ему. Данный блог следует воспринимать, как художественное произведение, написанное на основе реальных событий, но не претендующее на историческую точность.

среда, 29 июня 2011 г.

Хана Сенеш сегодня

Первые женщины-бойцы в Палестине появились еще до создания государства. В тридцатые годы ХХ века, в сельскохозяйственных поселениях-кибуцах держали власть коммунисты. Им удалось достичь полного равноправия: мужчины и женщины сообща трудились на полях и фермах, питались и отдыхали, воспитывали детей и брались за оружие, когда поселениям угрожала опасность. Несколько кибуцев до сих пор носят имена женщин, которые погибли, защищая свои дома.


Во время Второй Мировой войны отряды еврейской самообороны сотрудничали с британскими вооруженными силами. В числе диверсантов-парашютистов, которых Великобритания забросила в оккупированную Европу, были десятки девушек, среди них радистка Ханна Сенеш – она была захвачена в плен и погибла под пытками, не выдав коды своего радиопередатчика.


После Победы в Палестину потянулись со всей Европы уцелевшие евреи диаспоры. Бывшие узники концлагерей, участники Сопротивления и солдаты многих армий, в том числе женщины, привыкшие держать в руках оружие. Среди героинь войны с фашизмом - летчица из звена «ночных ведьм» Полина Гельман, медсестра Людмила Кравец, которая повела в атаку подразделение, в котором погибли все офицеры, и многие другие – телефонистки, связные, бойцы партизанских отрядов… Иммигранты мечтали о мире, но возможность спокойно жить только предстояло завоевать.


На данный момент в составе израильской армии каждый пятый солдат – девушка. Призыву подлежат годные по здоровью, незамужние гражданки Израиля в возрасте 18 лет. Служат не только еврейки – как раз сейчас заканчивает курсы солдатка, которая намерена стать первой в Израиле друзской женщиной-офицером.


На службу обычно идут охотно – «откосить от армии», добиться альтернативной службы для девушки не составляет труда, но немногие по доброй воле отказываются от такого ценного опыта. В армии весело, есть возможность «за так» получить специальность, найти новых друзей, а если повезет - и хорошего жениха. 

Напоследок – просто посмотрите на них. Обычные девчонки, смешливые, загорелые. Такие же, как и мы. «…Страшны те войны, в которых принимают участие женщины…» © К.С. Льюис. Дай-то бог, чтобы им никогда не пришлось стрелять и ловить грудью пули, видеть трупы и падать в желтый песок. Дай-то бог, чтобы были живы…

Память о Хане

Памятник Хане Сенеш в кибуце Сдот-Ям.




После того как весной 1945 года Красная Армия вошла в Будапешт, Катерина Сенеш начала поиски могилы дочери. Специалист по венгерской литературе и искусству, доктор Анна Салаи, утверждает, что «только один христианин знал точное местонахождение могилы Сенеш на еврейском кладбище в Будапеште, и он отвёл её мать к месту захоронения». Найдя могилу Ханы, Катерина Сенеш заказала установку памятника местному скульптору.

В июле 1945 года с помощью одного из оставшихся в живых парашютистов, Йоэля Палги, Катерина Сенеш уехала в Палестину через Румынию. Она прибыла в Палестину в октябре 1945 года. Катерина умерла в Израиле в 1992 году в возрасте 96 лет, прожив последние годы жизни в доме престарелых. Гиора Сенеш жил в Израиле, в Хайфе, у него два сына: Эйтан и Давид и внучка Деганит. Гиора скончался в 1995 году.

Те, кто судил Хану Сенеш, были после войны сами осуждены за военные преступления, однако Хана долгое время не была оправдана. В июле 1993 года по запросу правительства Израиля венгерский военный трибунал пересмотрел дело Ханы Сенеш. 5 ноября 1993 года на церемонии в Тель-Авиве посол Венгрии передал семье Ханы Сенеш решение о реабилитации и снятии с неё всех обвинений. В церемонии принял участие премьер-министр Израиля Ицхак Рабин.



Хана Сенеш считается национальной героиней Израиля. Именем Ханы Сенеш названы кибуц на границе с Самарией, улицы в ряде городов страны и другие объекты. Также до образования государства Израиль её имя носил корабль, доставлявший в Палестину нелегальных еврейских беженцев. Её саму и стихотворение «Эли, Эли» знает каждый израильский школьник.
В 1950 году прах Ханы Сенеш был перевезён в Израиль и с воинскими почестями перезахоронен на горе Герцля  в Иерусалиме. 7 ноября 2007, через 63 года после гибели, памятник Хане Сенеш с еврейского кладбища в Будапеште также был перевезен в Израиль. В церемонии установки памятника в кибуце Сдот-Ям приняли участие племянники Ханы Давид и Эйтан Сенеш, а также член правительства Израиля Ами Аялон, чей дядя Йона Розен готовил Хану к её миссии в Европе.
В кибуце Сдот-Ям создан «Дом-музей Ханы Сенеш», он включен в национальный культурно-исторический проект «Наследие» и финансируется правительством Израиля. Музей принимает 15 тысяч посетителей в год. 13 октября 2010 года в Музее еврейского наследия в Нью-Йорке открылась экспозиция, посвящённая Хане Сенеш, на которой впервые представлены материалы из её личного архива, который был передан на хранение музею её племянниками.
На родине Ханы Сенеш в Будапеште в её честь названа средняя школа и парк (венг. Szenes Hanna Park), в котором установлен памятник. Имя Ханы Сенеш носит также частная еврейская школа в Бруклине (Нью-Йорк).
2-4 сентября 2010 года в Будапеште состоялись совместные показательные выступления израильских и венгерских парашютистов в память о Хане Сенеш. В торжественном приёме по этому случаю принял участие двоюродный брат Ханы, писатель и композитор Иван Сенеш.
Подвиг Ханы Сенеш уже вскоре после создания гос-ва Изриль вошёл в школьные программы, причём не только в стране. Беллетризованная биография Ханы Сенеш для детей была написана на иврите Аароном Мегедом в 1957 году (предназначенный для еврейских школ Канады перевод на идиш был опубликован в Монреале в 1969 и 1972 годах). Аналогичные публикации были предприняты в рамках светских программ школьного обучения на идише и в других школьных системах еврейской диаспоры, например в Аргентине (1948),США (1954) и Мексике (1960). Биография Ханы Сенеш была позднее рекомендована для общеобразовательных программ в государственных школах США и издана для этой цели в серии библиотеки школьника.

В искусстве
О Хане Сенеш было написано множество книг, в том числе для детей и подростков (включая даже комиксы), поставлен ряд театральных спектаклей и снято несколько фильмов. Она упоминается во многих произведениях, некоторые поэты посвящают ей свои стихи.

Книга «Хана Сенеш. Жизнь, миссия и героическая смерть», включающая её дневник, письма и литературное наследие, а также ряд статей-воспоминаний о ней, составленная лично знавшим её по кибуцу историком Моше Бреславским, впервые вышла на иврите в 1946 году. С тех пор она выдержала 10 переизданий, а также переведена на венгерский (1954), испанский (1966), английский (1971), русский (1975) и другие языки. Уже в 1948 году в Буэнос-Айресе была на идише опубликована драма чилийского литератора Пинхоса Бицберга «Хана Сенеш, еврейская героиня». Документальная пьеса также знавшего героиню по кибуцу Сдот-Ям Аарона Мегеда «Хана Сенеш» (1958) уже через год после исходной публикации была поставлена в Монреале на идише  известным режиссёром Дорой Вассерман.
В феврале 1986 года Катерина и Гиора Сенеш присутствовали на премьере пьесы Давида Шехтера, посвящённой Хане. Её роль сыграла американская актриса Лори Вильнер.
В 1988 году израильский режиссёр Менахем Голан снял полнометражную кинодраму «Война Ханы». Роль Ханы Сенеш сыграла голландская актриса Марушка Детмерс.
В 1994 году Гиора Сенеш обращался в Веховный суд Израиля с требованием убрать из трёхсерийного телевизионного фильма о Рудольфе Кастнере намёк, что Хана Сенеш выдала полиции местонахождение двух своих товарищей, как ложную и порочащую её память информацию. Суд отказал в удовлетворении петиции на основании принципа свободы слова. Однако Управление радио- и телевещания убрало из фильма данное утверждение.
В 2008 году режиссёр Роберта Гроссман (США) сняла документальный фильм «Благословенна спичка: жизнь и смерть Ханы Сенеш» (англ. Blessed Is the Match: The Life and Death of Hannah Senesh, по строке из стихотворения Ханы Сенеш «Благословенна спичка…», написанного в Югославии). Фильм основан на переписке между Ханой и её матерью. Роль Ханы сыграла Мери Рот, роль Катерины — Марина Ноенкова.

Образ Ханы Сенеш в национальном самосознании в Израиле

Церемония возложения венков в годовщину гибели Ханы Сенеш. 7 ноября 1989 г.


Ряд современных исследователей полагает, что в национальном самосознании в Израиле и в сионитском движении произошла канонизация образа Ханы Сенеш — единственной из семи погибших еврейских парашютистов из подмандатной Палестины.
Историк Джудит Тайдор Баумел из университета Бар-Илана, разбирая использование героизма Ханы Сенеш в создании коллективной национальной памяти в Израиле, различает несколько этапов в канонизации образа героини. О подвиге Ханы Сенеш и других погибших парашютистов в подмандатной Палестине стало известно весной 1945 года. Первоначально их память была увековечена непосредственно в кибуцах и политических организациях, к которым они принадлежали до отправки. Только после образования Государства Израиль начались попытки общенациональной канонизации погибших парашютистов. При этом, несмотря на её относительно недавнюю репатриацию, культ памяти Ханы Сенеш строился как пример героизма жителей ишува (даже сабр) и вне всякой связи с Холокостом. Только когда, начиная с конца 1950-х годов, двойственное отношение к жертвам Холокоста в стране постепенно начало меняться, образ Ханы Сенеш стал до определённой степени рассматриваться в контексте как израильского, так и общееврейского героизма. Как отмечает Рути Глик (также из университета Бар-Илана), несмотря на казалось бы, полную канонизацию подвига Ханы Сенеш, её дневники и письма до сих пор не были полностью переведены на иврит и издаются с купюрами. Так, пассажи о трудностях адаптации на новой родине и интеграции в новую культурно-лингвистическую среду опущены во всех современных изданиях дневников Ханы Сенеш на иврите.

Следствие, суд и казнь

Из тюрьмы Сомбатхея меня отправили в казармы Хадик в Будапеште, где размещалась военная контрразведка, а затем в военную тюрьму на бульваре Маргит. Там меня подвергли допросам, избиениям и пыткам, требуя рассказать о моём задании и выдать код передатчика. При этом побоями и пытками занимались венгерские следователи, а немецкие пытались применять в основном психологическое воздействие. Я вела себя мужественно. Несмотря на истязания, я не теряла присутствия духа. В тюрьме я написала самоучитель по ивриту.

Моей маме 17 июня сделали очную ставку со мной, требуя повлиять на меня, чтобы я сотрудничала со следствием. В тот же день мама также была арестована и её несколько месяцев держали в той же тюрьме. 23 июня мама узнала, что я нахожусь рядом. В дальнейшем мы сумели видеться и общаться. 11 сентября меня перевели в тюрьму на улице Конти, а 13 сентября маму перевели из тюрьмы в концентрационный лагерь Киштарче, на окраине Будапешта. В конце сентября лагерь был ликвидирован и заключённых отпустили. 12 октября мама наняла адвоката Андора Селечени для помощи мне.
Адвокат уверял маму, что мне грозит лишь длительный срок заключения, который будет отменён, как только Венгрия капитулирует перед наступающей Красной Армией. Однако роковую роль в моей судьбе сыграл государственный переворот в Венгрии 15-16 октября, в результате которого к власти пришла нацистская партия «Скрещённые стрелы» во главе с Ференцем Салаши.




Суд, состоявшийся 28 октября 1944 года, обвинил меня в шпионаже на основании документов следствия военной контрразведки. Особый трибунал при начальнике генерального штаба в составе военного юриста капитана Дьюлы Шимона и двоих офицеров без юридического образования приговорил меня к смертной казни согласно статье 2 «Закона о национальной обороне» от 1939 года. Обвинение представлял военный юрист Михай Кечкеш.
Вынесение приговора было отложено на 8 дней.
Перед расстрелом мне предложили обратиться с просьбой о помиловании и разрешили написать два письма. Просить помилования, как и от повязки на глаза при расстреле, я отказалась, а одно из писем, адресованное друзьям, гласило:
«Идите вперед, не сходите с нашего пути. Боритесь до конца, пока не наступит день свободы, день победы нашего народа».



Вместе с песней!


Всякий  раз перед  вылетом   на задание, я по-новому смотрела на мир вокруг себя и ощущала, насколько он хрупок. Я молила Творца, чтобы Он продлил эту благодать: шум морской волны, ласковую мягкость песка на берегу моря, блеск небес, молитвы людей. Я сознавала, что для меня эти мгновения ощущения  радости жизни могут окончиться очень скоро, но я всё равно молила Б-га об их продлении для моего народа. Из этих мыслей и чувств родились стихи, которым суждено было стать песней, которую поют не только в моей стране, но и других странах мира, песней «Эли-эли». 

Oh my lord, May these never end The sand and the sea The rush of the waters The flash of the heavens The prayer of man.



Эли, Эли... (О, Бог, мой Бог...)

Слова:          Ханна Сенеш
Музыка:      Давид Зеави



Eli, Eli...
Shelo yigamer leolam,
Ha hol v'ha-yam,
Rishrush shel ha-mayim,
Barak hashamayim,
Tfilat ha-adam.

Перевод:
О Бог, мой Бог...
Пускай не исчезнет со мной
Песок и прибой,
Дыхание моря.
Сияние молний,
Молитвы покой.

Вот так мою песню исполнили ученики 7 класса еврейской школы г. Бишкек.




Литературное наследие

  • Несмотря на то, что мой творческий период  был очень коротким, мои стихи приобрели высокую популярность в Израиле и стали частью национального фольклора. Моё самое известное стихотворение, написанное 14 ноября 1942 года и вошедшее в хрестоматию израильской поэзии, — «По дороге в Кейсарию» . На эти стихи Давидом Зеэвым в 1945 году была написана песня  «Эли, Эли».
  • Я вот что вспомнила : весной 1944 года в партизанском отряде в Югославии я познакомилась с еврейской девочкой, которая поседела от пережитых ею событий. Этой девочке я посвятила стихотворение  «Благословенна спичка», которое также стало популярной в Израиле песней.
Вот некоторые мои стихотворения:

Среди моря огня, в свистопляске войны,
На руинах двадцатого века,
Среди выжженных дней, что от крови черны
Я ищу с фонарем человека.



Пусть пожары меня ослепляют в пути,
Тучи дыма пускай нагоняют, -
Все равно я должна человека найти,
Он появится, я это знаю!



Только как отыскать его в этом аду,
Если свет фонаря изнеможет?
Я во мраке тогда человек найду.
Ты отметь его искрою, Боже!




К МАТЕРИ
Ты не стонешь, ты не плачешь,
Ты не жалуешься, мама,
Ты от взоров горе прячешь —
Губы сжав, молчишь упрямо.
Ветер стонет, ночь тревожа,
Море волнами грохочет —
Нет, никто молчать не может,
Нет, никто молчать не хочет!
Но какие только боли,
Молча, ты не выносила!
Где берешь ты столько воли,
Сколько мужества и силы?..


СПИЧКА

Да славится спичка — сгорела, но пламя зажгла,
да славится пламя — чья пламенность в сердце вошла.
Да славится сердце, сумевшее пламя сберечь.
Да славится спичка, сгоревшая, чтобы зажечь
.
***
Боже, даруй бессмертие дали морской,
Вышине голубой,
Придорожной траве
На песчаной канве,
и молитве людской...
http://www.rjews.net/sifrut/sen-gort.htm

***
Благостно спичке сгоревшей,
но высекшей пламя;
Благостно пламени, властвовавшему сердцами;
Благостно сердцу, угасшему в схватке с врагами;
Благостно спичке, сгоревшей,
но высекшей пламя.
http://www.rjews.net/sifrut/sen-gort.htm
 ***
На дворе июль, и мне 23 года.
Я отважилась сыграть в игру в числа.
Жребий брошен,
Я проиграла.
http://news-ru.hebrewonline.com/content/issue-87-april-2010-hannah-senesh



Еврейская бригада

Сейчас я хочу рассказать вам о еврейской бригаде.
Единственное еврейское национальное воинское соединение в составе союзных войск в годы Второй мировой войны. Являлась частью британской армии. Созданная в сентябре 1944 года, она состояла из евреев-добровольцев, имела свои войсковую эмблему и знамя — белое полотнище с двумя голубыми полосами, золотым Маген Давидом и надписью «Еврейская бригада».
Командиром бригады был назначен канадский еврей, бригадный генерал Эрнест Франк Бенджамин. В бригаде было пять тысяч солдат. В её состав входили три пехотных батальона, артиллерийская батарея, сапёрная рота, рота связи, транспортная и медицинская роты. Всего через еврейские соединения, воюющие на стороне западных союзников за годы войны прошло около 30 000 добровольцев.
Первый бой бойцы Еврейской бригады приняли в Италии в составе 8-й британской армии, наступая против частей 42-й егерской дивизии вермахта. Затем ее батальоны форсировали реку Сенио и выбили с позиций 12-й штурмовой полк 4-й парашютно-десантной дивизии вермахта.

вторник, 28 июня 2011 г.

Миссия в Европе




  • Я думаю о евреях других стран Европы и мучаюсь мыслью, что не могу прийти им на помощь. 
  • Наконец я узнаю, что молодых евреев из Эрец – Исраэль  собираются послать на задание. Англичане будут нас тренировать в Египте и забрасывать на парашютах  через линию фронта для поддержки евреев и организации нашей переправки в Эрец-Исраэль. 
  • Я не одинока. Есть много добровольцев, почти все члены кибуцев. Но англичане не торопятся. Наконец, они приняли для тренировки 240 человек, из которых только 32 были допущены к выполнению операции. 
  • На тренировках в Египте мне говорили, что я выделяюсь энергичностью, целеустремлённостью и неутомимостью. Я с нетерпением жду момента, когда меня забросят в Югославию, откуда я с ещё несколькими еврейскими парашютистами должна пробиться в Венгрию. В Египте я получила письмо, в котором мой брат Дьердь сообщал, что прибыл в Эрец-Исраэль. Для меня это было большой радостью.  
  • 9 июня 1944г. Был предпринят нелегальный переход через венгерскую границу. Опасность грозила большая, но надежда хоть что-нибудь сделать для венгерских евреев поддерживала меня. «Лучше умереть с чистой совестью,- говорила я своим товарищам,- чем отказаться от нашего задания». 
  • Мы подошли к венгерской деревне, где нам должны были передать фальшивые документы. Не успела я в неё войти, как меня случайно обнаружил жандарм и передал нацистам. Под пытками я не выдала ни своих товарищей, ни кодов, которые знала. 
  • Меня посадили в Будапештскую тюрьму, куда полиция привела мою мать. Мама была потрясена: она считала, что я в безопасности в Палестине. 
  • Два месяца в тюрьме секретных служб, три недели в камере. Мне удалось связаться с соседями, поднять дух заключённых. Несмотря на допросы и пытки, я отказываюсь говорить. 28 октября меня обвинили в шпионаже.